ВашаГазета.ру

27.05.09 - 10:28

Невиновных нет? В N 1-2 от 13 января 2009 года мы опубликовали материал «Почему засекретили свидетеля?» о судебном разбирательстве в станице Новопокровской. К нам обратились свидетели по этому делу, утверждавшие, что на них давят сотрудники милиции и требуют дать «определенные» показания. В судебном заседании они рассказали правду. Однако суд почему-то не принял эти показания во внимание. А в основу приговора положил те, которые те же свидетели под вымышленными фамилиями давали на предварительном следствии. Возникает вопрос. Если суд не верит показаниям, данным свидетелями во время разбирательства, зачем было его вообще устраивать? Получается, приговор можно было выносить на основании материалов предварительного следствия? Дело есть... Как мы уже писали, 8 апреля 2005 года в Новопокровской был убит некто Новиков, неделей раньше освободившийся из мест не столь отдаленных. Приехавшие оперативники ни убийцу, ни его следов тогда найти не смогли. Следствие то приостанавливалось, то возобновлялось. И вот спустя три года, в 2008 году, оперативники отрапортовали – дело раскрыто! Оказывается, спустя три года милиционеры нашли-таки свидетелей, опознавших убийцу. Правда, они были засекречены и показания давали под псевдонимами (Иванова М. и Кондратенко А.). Но… свидетельница Иванова (оказавшаяся Натальей Яриной) уже через два дня после дачи этих показаний отказалась от них, заявив, что на нее давили, а оговаривать человека она не хочет. Второй, Кондратенко (в действительности Диаконти), уже в суде заявил то же самое. ...а доказательств нет? Мы поехали в Новопокровскую и присутствовали почти на всех заседаниях суда. На наш взгляд, ни одного - ни прямого, ни косвенного - доказательства вины Ахмылова не прозвучало. Например, предметов, принадлежащих Ахмылову, на месте преступления найдено не было. Как не было там обнаружено ни отпечатков, ни микрочастиц, ни других свидетельств его присутствия здесь в день убийства. Свидетели Ярина и Диаконти на наших глазах в судебном заседании (в редакции есть диктофонная запись) заявили, что убийцу не знают и не видели, а на предварительном расследовании «опознали» Ахмылова под вымышленными фамилиями по настойчивым «просьбам» работников Тихорецкого РУБОП. Более того, Диаконти в судебном заседании заявил, что Ахмылова знает визуально и уверенно заявляет, что стрелявшим был не он, а другой – незнакомый ему человек. Поэтому услышав приговор - «признать Ахмылова виновным и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы» - мы были, мягко говоря, удивлены. На нашу просьбу прокомментировать это решение судья Новопокровского суда Сергей Баранов сказал: «Читайте приговор». Мы почитали… Поискали в приговоре доказательства того, что именно Ахмылов стрелял в Новикова. Как мы уже говорили, в день убийства были опрошены все свидетели. Среди них были Диаконти и Ярина, которые тогда заявили, что стрелявшего не знают. В качестве свидетеля в суд был вызван следователь Киселев, выезжавший в 2005 году на место преступления. Вот выдержки из приговора: «…Допрашивал ли он Яри- ну Н. В. в 2005 году, не помнит, но объяснения Яриной должны быть в материалах дела однозначно. На место происшествия он тогда выезжал, были ли тогда установлены очевидцы преступления, не помнит…» И далее в том же духе. Правда, первоначальные показания Яриной из материалов дела таинственным образом исчезают… (Позже один из исчезнувших протоколов адвокатам удалось отыскать и приобщить к делу уже в судебном заседании). Зато через два года появляются другие, похоже, такие, как надо. И хотя Ярина впоследствии от них отказывается, их кладут в основу приговора. Вот дословно текст ее «опознания», который в дальнейшем суд расценил как одно из главных доказательств: «в лице под N 1 (Ахмылов П. А.) опознает человека, которого 08.04.05 она видела в автомобиле «ВАЗ-2109», подъезжавшем к домовладению N 85 по ул. Заречной, из которого выходил мужчина, совершивший убийство Новико- ва В. В., и на котором в дальнейшем скрылись с места происшествия». На наш взгляд, из этого текста следует, что Ахмылов лишь был в машине, пока кто-то выходил из машины и стрелял… Причем, удивительно, в своих показаниях те два РУБОПовца, так активно, по словам свидетелей, «работавших» над Яриной и Диаконти, говорят о том, что оба свидетеля боялись каких-то людей, которые якобы за опознание Ахмылова могут им навредить. Вот, правда, ни имен, ни фамилий тех «страшных» людей в приговоре нет. Зато свидетели прямо в суде заявили, что боялись только оперативников (называют их имена и фамилии), поскольку те в течение нескольких месяцев активно вторгались в их жизнь и требовали дать определенные показания. Но… ни суд, ни следственные органы, куда обращались свидетели ранее, как-то не обратили на это заявление внимания. Казнить нельзя помиловать В качестве других доказательств суд перечисляет массу обстоятельств, как нам кажется, не относящихся к делу. Тут и детализации телефонных переговоров разных людей, не имеющих отношения к преступлению. Подробный осмотр а/м «ВАЗ-2109». Снимки этого автомобиля на постах КПМ с силуэтами 2 мужчин на передних сиденьях. Далее идут показания эксперта Бессараба О. А. о том, что данные фотографии для отождествления личности с фотографией Ахмылова не пригодны. - Такого рода «доказательств» в приговоре не счесть, - говорит адвокат Александр Харченко. - Правда, суд не утруждает себя как-то их связать с моим подзащитным. О мотиве и цели преступления в приговоре не сказано ни слова, хотя это является обязательным при рассмотрении дел об убийстве. Кстати, в материалах следствия определенная версия мотива имелась, но суд ее почему-то «опустил». У нас тоже сложилось ощущение, что доказательства к делу, как говорится, «пришили». Ведь не зря же существует мнение, что если уж человек попал в жернова судебной машины, то запятая в сакраментальной фразе «казнить нельзя помиловать» почти наверняка будет поставлена не в его пользу. Судья, надо сказать, перед вынесением приговора думал достаточно долго. Без видимых на то причин его оглашение откладывалось больше месяца. По заветам Дзержинского? Мы не беремся утверждать, убивал Ахмылов или нет. Мы лишь хотим, чтобы у нас, как в любом цивилизованном государстве, обвинение, а тем более приговор подкреплялись реальными доказательствами. Иначе каждый может оказаться на месте Петра Ахмылова. Во многих странах существует практика - даже если человек сам признает себя виновным, но в деле нет доказательств его вины, суд не принимает таких дел. У нас же порой до сих пор, как говорил товарищ Дзержинский, «если вы не сидите, это не ваша заслуга, а наша недоработка». Недавно на одном из заседаний судей было сказано, что в Краснодарском крае меньше всего по стране выносится оправдательных приговоров. И якобы федералы за это кубанских судей даже ругают. Но наши служители Фемиды считают такую практику хорошей профилактикой преступлений. А как же презумпция невиновности, международные конвенции? Или у нас на Кубани какая-то своя Конституция? Светлана Юрьева